Создать тему  Создать ответ 
Уральская прародина
30-06-2012, 12:15    
Сообщение: #11
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Рисунок 2. Керамика волосовской культуры с примесью раковины
[Изображение: 3b72ed8e9023.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:16    
Сообщение: #12
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
[Изображение: 65ee7901e058.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:18    
Сообщение: #13
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
[Изображение: bf2c78b5ca9c.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:20    
Сообщение: #14
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Рисунок 3. Миниатюрные сосуды волосовской культуры. Сосуд волосовской культуры.
[Изображение: daf9ce140bee.jpg]
[Изображение: 71d9ab27ed9d.jpg]
[Изображение: 03b54e0fb1b9.jpg]

Рисунок 4. Поздняя волосовская керамика с органической примесью
[Изображение: 73626abdcfa2.jpg]

Волосовская керамика характеризуется примесью толченой раковины в тесте глины, либо органической примесью, а также смешанной примесью на основе этих двух исходных компонентов.Ранее считалось, что примесь толченой раковины в тесте глины более характерна для всех памятников ранней стадии волосовской культуры. Но в настоящий момент это представляется справедливым только для окского и верхневолжского вариантов культуры. А, например, для средневолжского варианта волосовской культуры, примесь органики в тесте глины наблюдается не только на ранних этапах самой культуры, но и еще раньше - в т.н. протоволосовских комплексах ( В. В. Никитин, 2008, стр. 152-166).
Сложнее обстоит дело с северным и северо-западным вариантами собственно волосовской культуры, ввиду их недостаточной изученности. Пока складывается предварительное впечатление, что ситуация здесь напоминает ситуацию с синхронными "волосоидными" культурами Восточной Прибалтики, где уже на ранних этапах развития культуры, в тесте глины присутствует и примесь раковины и примесь раковины в сочетании с органической примесью и органическая примесь ( Н.Н. Гурина, 1996, стр.152). Причем, следует заметить, что примесь органики в тесте глины, для Прибалтики имеет очень древние традиции.

Но в целом, процесс развития волосовской керамики идет по увеличению именно органической примеси в тесте глины. Следует еще отметить, что на севере и северо-западе тесто глины некоторых волосовских сосудов содержит еще и примесь асбеста ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.27).
Волосовские сосуды имеют полуяйцевидную и котловидную формы,с округлым дном, есть сосуды с прямыми стенками, сужающимися ко дну. Изредко встречаются уплощенные днища. Обнаружены миниатюрные сосуды и миски. В процессе развития волосовской керамики обнаруживается тенденция к увеличению толщины стенок сосудов и утолщению их венчиков, появляется штриховка на внешней поверхности сосудов. В очень позднее время появляются Г-образные и Т-образные венчики, а также сосуды горшковидного типа с плоским дном.
В орнаментации волосовских сосудов выделяется несколько элементов: орнамент, нанесенный оттисками гребенчатого штампа, всевозможные ямочные и ямчатые вдавления, орнамент, нанесенный при помощи оттисков т.н. "рамчатого штампа", веревочный орнамент, линейный или нарезной орнамент, кружковый орнамент, нанесенный при помощи оттисков полой кости.
Гребенчатый штамп бывает крупным, средним, мелким, частым, редким и т.д. Сами оттиски этого штампа - короткие, длинные, узкие и широкие. Отпечатки гребенчатого штампа образуют различные узоры: горизонтальную елочку, "шагающую гребенку", вертикальные зигзаги, решетку, а также сложные композиции.
Другой элемент орнамента - всевозможные ямочные и ямчатые вдавления: крупные бесформенные вмятины, крупные и мелкие ямки в т.ч. и конической формы, вдавления треугольные, овальные, каплевидные, ямчатые парные. Часто этот орнамент образует сложные композиции.
Узоры, выполненные рамчатым штампом представляют вертикальный и горизонтальный зигзаг, косые или прямые линии, решетку и т.п.
Веревочный орнамент представляет собой короткие отпечатки шнура, намотанного на палочку. Эти оттиски образуют самые различные узоры.
Нарезной орнамент представляет из себя короткие косые насечки, длинные и короткие линии, образующие ромбы, треугольники, зигзаги и т.п.
Часто присутствует кружковый орнамент, нанесенный полой костью.
Нередко наблюдается сочетание двух и более типов орнамента на одном сосуде. Орнамент на волосовских сосудах располагается по всему тулову, но он не сплошной.

Кремневый инвентарь волосовской культуры отличается высокой техникой обработки.Но при этом, типично волосовских форм изделий не существует- все эти формы изделий из камня известны и в предшествующий период в културах ямочно-гребенчатой керамики.Здесь имеются полные основания говорить о приемственности каменного инвентаря волосовской культуры от предшествующей культуры ямочно-гребенчатой керамики. Данный вопрос неоднократно поднимался в археологической литературе, в последнее время на этот факт указывали в частности В.В. Никитин и А.В.Энговатова ( В.В. Никитин, 2008, стр.158-159; А.В.Энговатова, 1997, стр.121-127).

Отдельно следует остановиться на волосовских украшениях из кости, камня, янтаря и волосовской костяной скульптуре.
Наиболее часто встречающимися украшениями волосовцев являются подвески из клыков и зубов животных( лося, кабана, медведя, куницы, лисицы, собаки и пр.). Эти подвески украшали ожерелья, одежду, пояса,обувь и пр. ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.22).
Характерны каменные пластинчатые подвески различного размера и формы.
Из других каменных украшений встречаются кольца и полулунницы из сланца. Они идентичны восточноприбалтийским каменным кольцам (Д.А. Крайнов, 1987, стр.23).
Впрочем,каменные (сланцевые) кольца представлены и в более ранней культуре ямочно-гребенчатой керамики ( В.В. Сидоров, 1990, стр.28).
Большое распространение в волосовской культуре получают т.н. фигурные кремни: различные антропоморфные и зооморфные фигурки, выполненные из кремневых отщепов при помощи отжимной ретуши, реже кремневые фигурки птиц и рыб.
Нужно отметить, что в Волго-окском регионе ни в предшествующее волосовцам время, ни в последующее за ними не отмечается такого обилия янтарных украшений. Их формы довольно разнообразны: округлые пуговицы с V-образным отверстием, кольца, циллиндрические пронизки, пластинчатые привески различной формы и т.д. Все волосовские янтарные украшения абсолютно идентичны янтарным украшениям, встреченным в Восточной Прибалтике, особенно в Лубанской низменности ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.23). Любопытно отметить, что большинство этих янтарных украшений найдены в волосовских погребениях и сравнительно мало на самих стоянках, в то время как в Восточной Прибалтике изделия из янтаря, встреченные на синхронных по времени поселениях, во много раз превышают находки янтаря на всех изученных волосовских поселениях. Этот факт совершенно справедливо отмечал В.В. Никитин ( В.В. Никитин, 2008, стр.158).
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:21    
Сообщение: #15
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Рисунок 5. Волосовские янтарные украшения.
[Изображение: 1de7a54c62d5.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:24    
Сообщение: #16
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Большой интерес представляет волосовская костяная скульптура.
Крайне редко встречаются антропоморфные изображения, самым уникальным из которых является т.н. маска шамана со стоянки Сахтыш-IIА Ивановской области.

Рисунок 6. Маска шамана. Волосовская культура. Стоянка Сахтыш-II А.
[Изображение: 535c68f1e2f9.jpg]
[Изображение: a3964dd919a3.jpg]

Интересная мысль о данной находке высказана А.В. Уткиным и Е.Л. Костылевой. По их мнению, маска представляет собой не персонифицированное изображение отдельной личности, а обобщенный образ, возможно предка, характеризующая, вероятно и общий тип волосовского населения. В пользу этого говорит сравнение маски с пластическими и графическими реконструкциями по черепам волосовцев ( А.В. Уткин и др., 1996, стр.9-27).

Рисунок 7. Графическая реконструкция по черепу из погребения волосовской культуры на стоянке Сахтыш -II А
[Изображение: 16ee867b0398.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:25    
Сообщение: #17
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Достаточно редки костяные скульптуры животных: изображения лося, медведя, выдры, куницы. Очень интересно скульптурное изображение головы лосихи со стоянки Модлона Вологодской области, на которой имеются солярные изображения ( С.В. Ошибкина, 1976).
Схожие изображения лося, относящиеся к этому же времени найдены на поселениях Восточной Прибалтики. Аналогии фигуркам выдры имеется на стоянке Валма в Эстонии ( Д.А. крайнов, 1987, стр.21). Известны две костяные скульптурки рыб со стоянки Владычино Береговая в Рязанской области и со стоянки Сахтыш -I в Ивановской области.
Скульптурные изображения рыб из кости часто находят на синхронных по времени восточноприбалтийских поселениях ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.22).
Наиболее многочисленна костяная скульптура птиц: изображение гусей, уток, гагар, чаек, куликов, лебедей, глухарей, орлов и пр.
Особенно тщательно и реалистично выполнены скульптуры гусей и уток. Пл мнению Д.А. Крайнова, выполнение их в одном стиле указывает на установившиеся канонические традиции ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.22).

Рисунок 8. Волосовские фигурные кремни и костяная скульптура ( по Д.А. Крайнову)
[Изображение: 78f99f0f1355.jpg]
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:26    
Сообщение: #18
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
К настоящему времени изучено большое количество как отдельных волосовских погребений, так и целых могильников, все они, как правило, располагаются в пределах самих поселений.
Погребения одиночные, парные и коллективные. Ориентировка погребенных неустойчива. Довольно часто в могилах присутствует красная краска. В некоторых случаях отмечено расчленение трупов.
Основное положение покойников - вытянутое на спине, реже на животе, встречаются погребения в скорченном виде. Появление последних Д.А. Крайнов связывал с контактами волосовцев и носителей фатьяновской культуры (Д.А. Крайнов, 1987, стр.23). Эту точку зрения разделяют А.В. Уткин и Е.Л. Костылева, по мнению которых скорченная поза погребенных в волосовской культуре появляется на территориях контакта с фатьяновской культурой, а на тех территориях, куда носители фатьяновской культуры не проникали ( Карелия и т.п.), там в культурах, родственных волосовской, сохраняется обряд погребения в вытянутой позе ( А.В. Уткин и др., 2003, стр. 327-337).
Согласиться с такими предположениями трудно. И вот почему: скорченные погребения в Волго-Окском междуречье появляются задолго до прихода сюда фатьяновцев - в более ранней льяловской культуре - культуре ямочно-гребенчатой керамики (В.В. Сидоров, 1990, стр.28-32).
В этой же связи нужно упоминуть, хотя и недостаточно полно опубликованный, могильник на поселении Черная Гора в Рязанской обл., где часть погребений относится к рязанскому варианту льяловской ямочно-гребенчатой культуры и они совершены в скорченной позе. Таким образом, скорченная положение погребенного имеет в регионе достаточно древние традиции. Отсутствие скорченных погребений в волосоидных культурах севера пока объяснить затруднительно, во всяком случае на данной территории скорченный обряд погребения не известен также и в среде носителей более ранней культуры ямочно-гребенчатой керамики. Возможно это связано с локальными особенностями в самих культурах.

Сходство волосовских погребений с погребениями в синхронных культурах Восточной Прибалтики отмечалось рядом исследователей ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.24; Е.Л. Костылева и др., 1997, стр.41-54).
Антропологический тип носителей волосовской культуры неоднороден. Здесь присутствуют как европеоидные, так и лапаноидные компоненты, однако европеоидный компонент проявляется в облике волосовцев значительно сильнее, чем лапаноидный ( Т.И. Алексеева, 1997, стр.27). Все это ,вероятно, справедливо по отношению к западным группам волосовской культуры. Что же касается восточных групп, здесь, полагаю, еще рано делать подобные выводы.

На всех волосовских поселениях Верхнего Поволжья, Оки и Среднего Поволжья господствующей формой были прямоугольные жилища полуземляночного и наземного типов с узкими переходами и выходами, площадью от 20 до 180 кв. м. ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.16).

Не вызывает сомнения существования у поздних волосовских племен собственной металлургии. На стоянках Сахтыш -I и Сахтыш-II найдены медные изделия, тигли для выплавки металла и медные "выплески" ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.27). Небольшое количество медных вещей найдено на окских стоянках. Но основная масса таких находок происходит со Средней Волги с территории восточного варианта волосовской культуры, здесь обнаружены также тигли с каплями меди на стенках и слитки меди (С.В. Большов, 2008, стр.237-243). Вообще изделия из металла в лесных культурах Среднего Поволжья появляются доволно рано. В.В. Ставицкий видит в этом влияние южных энеолитических культур ( В.В. Ставицкий, 2008а, стр. 49-56). Вцелом металлообработка у волосовских племен носит примитивный характер, отсутствует техника литья, нет разнообразия в изделиях и своих оригинальных типов орудий из металла ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.20). Источником сырья являлись медистые песчаники Среднего Поволжья и Прикамья.

Споры о том является ли волосовская культура неолитической, либо энеолитической имеют чисто теоретическое значение в рамках дискуссии о понятии "энеолит лесной зоны". Уклад хозяйства волосовских племен - охота, рыболовство и собирательство. Производящего хозяйства последние скорее всего не знали. Иными словами, это чисто "лесной неолитический" уклад хозяйства.Как отмечалось выше, металлургия волосовцев носит примитивный характер, техникой литья они не владели, нет собственных типов металлических изделий. На своих более поздних этапах развития, волосовская культура сосуществует с фатьяновской культурой, которую уже относят к бронзовому веку. Представляется более правильным говорить о волосовской культуре, что начальные ее стадии относятся к неолиту, а поздние стадии к эре раннего металла.

На сегодняшний день в дальнейшей судьбе волосовской культуры представляется возможным проследить три основные линии.

На Средней Волге, на территории восточного варианта волосовской культуры, по мнению В.В. Ставицкого, фатьяновские (балановские) племена ассимилируют носителей волосовской культуры, в результате чего возникает фатьяноидная чирковская культура. На это процесс накладываются контакты с носителями "валиковой керамики" и древностями вольско-лбищенского типа, затем все это поглощается абашевской культурой ( В.В. ставицкий, 2008б, стр. 50).
Подобная картина, с некоторыми оговорками, в частности о возможном участии в формировании чирковской культуры и лесостепных элементов, а также полном поглощении чирковской культуры абашевцами, представляется близкой к истине. Во всяком случае, сам вышеизложенный принцип появления чирковских древностей на Средней Волге, в настоящий момент разделяется почти всеми исследователями.

В северных районах распространения волосовских и близких волосовским памятников, куда не проникали носители культур боевых топоров, соответственно и не наблюдается возникновения культур фатьяноидного типа. Дальнейшее развитие культур волосовского круга на данных территориях (в Карелии, в частности) прерывается в позднем бронзовом веке продвижением сюда носителей культуры сетчатой керамики ( М.Г. Косменко, 2006, стр.196,228). Аналогичный процесс происходил и на других северных территориях ( С.В. Ошибкина, 1987, стр. 147-154).

Наконец, в ряде областей Северо-Западной части России, на Верхней Волге, в Восточной Прибалтики, Южной Финляндии, племена волосовской и близких культур, как и на Средней Волге,ассимилируются носителями культуры боевых топоров. В результате этого процесса здесь также возникают фатьяноидные и постшнуровые древности, прямая линия развития которых приводит к появлению культуры сетчатой керамики.
Более подробно данный вопрос я рассматривал в предыдущем сообщении ( К вопросу о происхождении культуры сетчатой керамики). Поэтому сейчас я лишь подчеркиваю главную мысль: прямое развитие фатьяноидных древностей приводит к появлению прафинно-угорской культуры сетчатой керамики, что дает основание считать и самих носителей фатьяноидных древностей прафинно-угроязычными. В сложении древностей данного круга принимали участие два основных компонента: пришлый индоевропейский и местный волосовский-волосоидный.Следовательно прафинно-угроязычность могла быть воспринята носителями данных древностей только от местного волосовского-волосоидного компонента. Иными словами, племена культур волосовского типа разговаривали на прафинно-угорском языке, а точнее будет правильнее выразиться, на каких-то прафинно-угорских диалектах.

Вероятно на этом можно закончить краткий обзор собственно волосовской культуры.

Часть II. Этнокультурная ситуация в неолите-раннем бронзовом веке на территории западных финно-угорских народов ( середина III- начало II т.л. до н.э.) в свете проблематики волосовской культуры.

К середине III т.л. до н.э. обширные территории лесной зоны Европейской части России были заняты группами родственных племен, объединяемых исследователями в волосовскую культуру.
Учитывая многочисленные локальные проявления данной культуры, Д.А. Крайнов даже ставил вопрос о возможности выделения волосовской культурно-исторической общности (Д.А. Крайнов, 1987, стр.12).
Но и это еще не все.
Культуры близкие к волосовской и, вероятно, связанные с ней общим происхождением, имеют распространение в Восточной Прибалтике, в Финляндии, в Карелии, на русском Севере.
В Прикамье и далее к востоку локализуется ряд культур: гаринская, борская и др., характеризуемые наличием органической примеси в керамике. В рамках широкой общности культур с пористой ( с примесью органики) керамики, высказывались мнения о волосовско-турбинской, иначе волосовско-гаринской общности культур,охватывающей пространства от Фенноскандии и Восточной Прибалтики до Приуралья. Но здесь следует понимать, что т.н. волосовско-гаринская общность это понятие достаточно условное.Все археологические культуры, включаемые в данную общность, имеют свою специфику, свои особенности происхождения и очень разную степень "родства".

Итак.
На западе ( восточная Латвия,Эстония) волосовские племена граничили с волосоидными племенами восточноприбалтийской культуры пористой керамики. Примесь раковины или органики в керамическом тесте в Восточной Прибалтике имеет очень древние традиции - со времени нарвской культуры.
Сейчас речь идет о т.н. "постнарвской" культуре, которую относят уже к культурам волосовского круга. Вопрос о происхождении данной культуры в Восточной Прибалтике, я постараюсь рассмотреть в следующем сообщении, в контексте возникновения волосоидных культур.
Следует отметить, что керамика указанной культуры сочетает в себе признаки как нарвской культуры, так и культуры гребенчато-ямочной (ямочно-гребенчатой) керамики.
Вероятно одним из наиболее ранних памятников этого типа является поселение Пиестиня на северо-востоке Лубанской равнины в Латвии ( Н.Н. Гурина, 1996, стр.152).
Восточноприбалтийская пористая керамика в тесте глины имеет примесь раковины, органики, либо сочетание этих двух компонентов.На основании данных признаков, а также формы сосудов, орнаментальных мотивов, она может быть сопоставлена с керамикой волосовской культуры, особенно ее северо-западных вариантов, а также с волосоидной керамикой Финляндии ( Н.Н. Гурина, 1996, стр.152).
Выше отмечались параллели в погребальном обряде волосовских и восточноприбалтийских племен, костяной скульптуре и янтарных украшениях. По обилию янтарных украшений на волосовских памятниках, складывается впечатление, что именно в этот период установились наиболее тесные связи населения восточных территорий и Восточной Прибалтики.
Радиоуглеродные даты по культуре пористой керамики Восточной Прибалтики практически синхронны с датами волосовской культуры. Так для стоянок Лубанской низменности это будет приблизительный диапазон 4870+-225 л.н. - 4350+-200 л.н. ( не калиброваны) ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.14).
Также как и в волосовской культуре, в развитии керамики восточноприбалтийской культуры наблюдается увеличение органической примеси в тесте глины.
Именно здесь раньше всего появляются отпечатки ткани и сетчатые отпечатки на поверхности сосудов ( И.А. Лозе, 1979).
Наконец, также как и на территории распространенич волосовской культуры, в результате контакта носителей культуры пористой керамики и культуры боевых топоров, возникают гибридные постшнуровые древности, прямая линия развития которых приводит к появлению культуры сетчатой керамики.
Конечно есть и различия между волосовской и восточноприбалтийской культурами, но определяющего сходства гораздо болше.
Таким образом "постнарвская" культура пористой керамики весьма близка к волосовской по своему происхождению, целому ряду признаков , наконец динамике развития. Однако данные культуры не тождественны, поэтому восточноприбалтийскую культуру пористой керамики относят к гркппе родственных культур волосоидного круга.
Ввиду того, что и здесь прослеживается чеикая генетическая связь с культурой сетчатой керамики , носителей рассматриваемой культуры можно считать прафинно-уграми.

В Карелии и некоторых областях Финляндии в позднем неолите - энеолите существуют две основные культуры: культура с ромбоямочной керамикой и другая культура , характеризуемая примесями органики и асбеста в керамическом тесте. Причем, с течением времени, последняя повсеместно сменяет первую ( И.Ф. Витенкова, 2006, стр.148).
Для первой культуры ( ромбоямочной керамики) характерны крупные круглодонные непрофилированные сосуды, реже встречаются миниатюрные формы. Известны еденичные находки плоскодонных сосудов.
Орнамент состоит из ромбических, либо остроовальных ямок, располагающихся в шахматном порядке, иногда образующие сложные геометрические узоры. Применяются и оттиски гребенчатого штампа, как правило в виде горизонтальных полос.
Основное занятие населения охота, рыболовство и собирательство, но носителям данной культуры была также известна и примитивная металлургия.
За пределами Карелии и Финляндии, памятники с ромбоямочной керамикой имеют распространение к югу и юго-востоку, но особенно на Верхней Оке, где их появление связывается с регионами Среднего и Верхнего течения р. Десны, которые и явились местом их сложения ( А.С. Смирнов, 1986, стр.5-21).
Для Карелии, Финляндии и Севера вообще, данная культура является пришлой, ее истоки следует искать в бассейне р.Десны.Эту точку зрения, в частности, разделяет И.Ф. Витенкова ( И.Ф. Витенкова, 2006, стр.154). Серьезных оснований связывать появление ромбоямочной керамики на Севере с классической культурой ямочно-гребенчатой керамики льяловского типа нет. Во всяком случае и в самом Волго-Окском междуречье данная культура не имеет корней и может быть увязана только с миграционными процессами в развитом неолите из бассейна р.Десны через верховья р.Оки. Пока затруднительно сказать, что явилось причиной данной миграции.
На Севере носители культуры ромбоямочной керамики на определенных этапах сосуществовали с племенами культуры ямочно-гребенчатой керамики на ее поздней стадии.

Культура с керамикой с примесями органики и асбеста относится к волосоидным культурам ( И.Ф. Витенкова, 2006, стр.154). Ее распрстранение значительно шире, охватывает по-видимому большую часть Фенноскандии и прилегающие регионы.
На ранних памятниках эта керамика близка предшествующей поздней ямочно-гребенчатой керамики, на более поздних в большей мере сопоставима с керамикой волосовской культуры, хотя имеются и свои локальные особенности.
В этот же период резко увеличивается поступление прибалтийского янтаря и янтарных украшений ( И.Ф. Витенкова, 2006, стр. 148).
Точно такая же картина наблюдается и на территории распространения собственно волосовской культуры, о чем говорилось выше.
Погребальный обряд сходен с волосовским.
Прослеживается сходство с волосовской культурой и в устройстве жилищ и пр.
Металлургия северных волосоидных племен находилась на том же уровне, что и у носителей культуры ромбоямочной керамики.
В последствии племена культуры ромбоямочной керамики на территории Карелии иФинляндии были полностью ассимилированы носителями местных волосоидных культур, что подтверждается, в частности, наследованием последними некоторых орнаментальных традиций первых ( И.Ф. Витенкова, 2006, стр.156).
Дальнейшая судьба племен волосовского круга различна. На территрии Южной Финляндии и некоторых других областей, в результате смешения с носителями культур боевых топоров, возникают новые гибридные постшнуровые культурные образования, явившиеся генетической основой для возникновения здесь культуры сетчатой керамики.
На территориях, куда носители культур боевых топоров не проникали, продолжалось развитие местных культур волосоидного типа. Это развитие было прервано распространением в бронзовом веке культуры сетчатой керамики: полностью исчезают местные культурные традиции, погребения с янтарем и т.п.
Есть основания связывать древний "волжский" или "волго-окский" слой гидронимов региона именно с распространением культуры сетчатой керамики ( М.Г. Косменко, 2006, стр. 2004).

Ввиду того, что племена волосоидного круга региона близки волосовской культуре и восточноприбалтийской культуре пористой керамики, их также можно считать прафинно-угорскими, особенно, если учесть, что какая-то часть данных племен на территории Южной Финляндии имеет генетичесую связь с местной культурой сетчатой керамики.
Сложнее обстоит дело с носителями культуры ромбоямочной керамики. Ввиду отсутствия прямой и непосредственной генетической связи с культурой сетчатой керамики, допускать или отрицать их прафинно-угроязычность не имеет смысла.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:28    
Сообщение: #19
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
В отличии от Волго-Окского региона, Восточной Прибалтики, Карелии и т.п., на территории Русского Севера ( Вологодская, Архангельская области) волосовские памятники не занимают компактную территорию, а распространены диффузно, среди местных поздненеолитических культур ямочно-гребенчатого типа.Причем такое диффузное распространение сохраняется здесь на всем хронологическом отрезке существования волосовских памятников.
Наиболее ярким и полно изученным волосовским поселением здесь является стоянка Модлона в Чарозерском р-не Вологодской области. Иногда северный вариант волосовской культуры именуют еще и "памятники типа Модлоны".
Уже на раннем этапе бытования поселения Модлона - 4850+-120 л.н. ( дата не калибрована)волосовская керамика имеет примесь толченой раковины и асбеста, на более поздних этапах - 4360+-130 л.н. - 3960+-150 л.н. ( даты не калиброваны) сохраняется примесь двух указанных компонентов к тесту глины, но добавляется еще и органическая примесь ( С.В. Ошибкина, 1996, стр. 228).
К этому же кругу памятников относится стоянка Кузнечиха на окраине г. Архангельска, могильник Каргулино с большим количеством янтарных украшений и др. ( С.В. Ошибкина, 1996, стр.228-230).
Можно утвердительно говорить о влиянии волосовской культуры на местные позненеолитисеские культуры ямочно-гребенчатого круга(каргопольская, беломорская), что находит отражение прежде всего в керамическом материале данных культур (С.В. Ошибкина,1996, стр.228). Однако активных ассимиляционных процессов в этих регионах не наблюдается.
А.Я. Брюсовым, на основании изучения поселения Модлона ( А.Я. Брюсов, 1951) было сделано интересное предположение о взаимоотношениях жителей поселка с местными племенами каргопольской культуры. Он полагал, что эти отношения были враждебными. В обоснование своих доводов, А.Я. Брюсов приводил тот факт, что само поселение Модлона является свайным, т.е. построенным на сваях на воде, что, по его мнению, было сделано в целях безопасности. Другим доводом А.Я.Брюсова являлась находка женского черепа, насаженного на деревянный кол на территории поселения. Как считал исследователь, это голова убитой представительницы местного племени, своеобразный военный трофей.
Так ли это было на самом деле сказать трудно. Нельзя с уверенностью говорить о принадлежности данного черепа как жительнице поселения, так и представительнице местного племени. Во всяком случае самданный факт заслуживает внимания. Как заслуживают и дополнительного изучения факты расчленения трупов при захоронении в среде волосовской культуры.

Рисунок 9. Реконструкция М.М. Герасимова по черепу со стоянки Модлона.
[Изображение: 955a1b1cc916.jpg]
Представляется, что в рассматриваемом регионе не происходило непосредственное сложение волосовской культуры, волосовские племена расселились здесь уже в более-менее сформировавшемся виде. Но как показывают абсолютные даты стоянки Модлоны, происходит это довольно рано.
Дальнейшая судьба волосовских племен в указанном регионе, сегодня представляется не вполне ясной.
В эпоху бронзы здесь отмечается появление отдельных памятников, керамика которых сходна с керамикой фатьяноидных чирковских древностей и, возможно, абашевской (С.В. Ошибкина, 1987, стр. 148). Их появление в регионе следует связывать не со сложением данных древностей на этих территориях, а с отдельными продвижениями их носителей. С этими же процессами связаны и находки изделий из бронзы сейминского типа.
Наконец, в районах, прилегающих к Восточному Прионежью, наблюдается очень ранее продвижение культуры сетчатой керамики на ее архаичной стадии, о чем свидетельствует керамика, а также каменные сверленные боевые топоры ( С.В. Ошибкина, 1987, стр. 148). Это не удивительно, поскольку области, расположенные к юго-западу явились одним из мест возникновения данной культуры.
Последующее развитие местных культур ( позднекаргопольская и др.) происходит в условиях постоянной инфильтрации носителей культуры сетчатой керамики и при сильном влиянии ее на аборигенов.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
30-06-2012, 12:29    
Сообщение: #20
шыв кукри

Member
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 17.06.12

RE: Уральская прародина
Теперь нужно вернуться на основную территорию распространения волосовской культуры - бассейны Верхней Волги, Средней и Нижней Оки, Среднюю Волгу.
О продвижении сюда носителей фатьяновской культуры и возникновению в результате смешения с волосовскими племенами фатьяноидных и чирковских древностей, я неоднократно упоминал как в данном сообщении, так и в предыдущем.
В волосовское время в областях к югу и юго-востоку от современной Москвы - в Мещерской низменности, на Средней Оке и в прилегающих районах распространяются носители культуры "лапчатой керамики". Другое ее название - древности "дубровического типа".

Рисунок 10. Лапчатая керамика дубровического типа

[Изображение: 3b3032e6aa9d.jpg]
В керамике древностей дубровического типа преобладающей формой являются крупные котловидные сосуды с сужающимся горлом и слегка отогнутым, часто утолщенным венчиком. Встречаются и миниатюрные сосуды - чашевидные и горшковидные с отогнутым венчиком. Днища сосудов как правило яйцевидные или приостренные, но встречаются и уплощенные. Основная примесь к тесту глины песок и дресва.
Характерно сплошное нанесение орнамента на тулово сосуда. Реже встречаются сосуды с участками свободными от орнамента. Ведущим элементом орнамента являются т.н. "гусеничные" и "лапчатые" отпечатки, вероятно полученные при помощи какого-то стержня с намотанной на него веревочкой. Именно из-за этих отпечатков такая керамика и получила название "лапчатая".
Орнамент наносился в шахматном порядке, встречается т.н. "строчный" орнамент, а также различные, часто сложные композиции.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)