Создать тему  Создать ответ 
Личные местоимения в индоиранских языках
24-01-2018, 22:36    
Сообщение: #1
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Унаследованные от праиндоевропейского языка личные местоимения 1-го и 2-го лиц в праиндоиранском выглядели так:

‘мы’
Номинатив:
санскр. vayám,
авест. vaēm,
индоир. *u̯ai̯ám

Косвенные падежи:
санскр. A. asmā́n, G. asmā́kam
авест. A. ahmā, G. ahmākəm
индоир. A. *asmá, G. *asmā́kam < пра и.е. *n̥sme-

‘вы’
Номинатив:
санскр. yuyám (под влиянием 1 л. мн.ч.)
авест. yuš, yužəm
индоир. *i̯uš

Косвенные падежи:
санскр. A. yuṣmā́n, G. yuṣmā́kam
авест. A. *yušmā, G. yušmākəm / xšmākəm (вторая форма с аферезой начального слога и позднейшим нарощением *x-)
индоир. A. *i̯ušmá, G. *i̯ušmā́kam < пра и.е. *usme- под влиянием номинатива

В среднеиндийскую и в среднеиранскую эпохи – в так называемых «юго-восточных» иранских языках – этим местоимениям было суждено совпасть в виду совпадения звучания в косвенных основах, которые становились основным средством выражения этих местоименных значений. В ходе исторического развития в индоарийских стали совпадать рефлексы sm и ṣm, а в юго-восточных иранских – hm и šm.

В «дальних» индоарийских и юго-восточных иранских, несмотря на большую дистанцию, совпадение начало проходить с похожими результатами:

индоар. -sm- / -ṣm- > восточноиндоар. -mh-

asmā́- > пали amhē
yuṣmā́ > пракр. jumha

иран. -hm- / -šm- >  юго-вост. иран. -m- (через *-hm-?)


*ahmākam > ю.в. иран. *(a)māx
*yušmākam/ šmākam > ю.в. иран. *(h)māx

В западных индоарийских и некоторых восточнодардских развитие было иным – при таком же стремлении к совпадению: индоар. -sm- / -ṣm- > -s- (ср. ‘мы’ пенджаби asī͂, лахнда asã, шина ăsĕi (Obl.), кашмири as’ и др.).

Чтобы избежать омонимии в личных местоимениях множественного числа, многие языки избрали стратегию преобразования местоимения ‘вы’ путём приращения элемента tu-/ta-, напоминающего местоимение 2 лица единственного числа. То есть

‘вы’ <= tu-/ta- ‘ты’ + остаток от бывшего ‘вы’ (= ‘мы’)

Так построены (1 pl ~ 2 pl):

Индоарийские:
пали amhē ~ tumhē,
орья āmbhe ~ tumbhi,
хинди ham ~ tum,
маратхи āmhī ~ tuhmī,
пенджаби asī͂ ~ tusī͂ (Obl. asã̄ ~ tusã̄, tuhã̄)
зап.пахари as ~ tus,

Восточнодардские:
кашмири ȧsi ~ tŏhi,
шина bĕ, Obl. āso/āsĕ ~ tsho, cho,
пхалура asī ~ tus,
майян bē, Obl. zã̄ ~ tus, Obl. sã̄,
башкарик amō̃ ~ tha,
торвали mō ~ twa
тирахи men, ma ~ tao, ta

Юго-восточные иранские:
ишкаш. mьx ~ tьmьx,
санглич. amax/aməx ~ təməx,
язг. mox ~ təmox,
сарык. maš ~ tamaš,
бартанг. māš ~ tamāš,
шугн. māš ~ tama

В юго-восточных иранских здесь представлены «памирские языки», что свидетельствует об ареальности этого явления. Другие старые восточноиранские с развитием *-šm- > -(h)m- либо (ещё) не утрачивали различение форм, как хот.сак. muhu ~ uhu (2 лицо под влиянием 1-го), Gen.-Dat. māvu ~ umāvu (ср. пракр. jumha); либо «выкручивались» по-другому, как хорезм. maβī ~ haβī (из Instr. *(a)hmabi̯a- ~ *-šmabi̯a, при этом *-š- > -h- переходило в хорезмийском, видимо, довольно поздно). Не говоря уже о том, что в других языках кластер *-šm- оказался устойчивым: согд. m’γw ~ ’šm’γw [māxu] ~ [əšmāxu], ягн. mōx ~ šumōx, осет. мах ~ сымах, ср. сред.перс. amā ~ šmā.

Особняком стоят формы в пашто mu(n)ẓ̌ ~ tāse (в диал. вазири tōse, tus), ванеци mōš/mōṣ̌ ~ tās.

Согласно Моргенстьерне, 1 pl из *ahmāči̯a, то есть суффигированной основы «генитива» на *-āka- (по происхождению это прилагательное), а 2 pl из *tā-sai̯a- ‘thy shadow’ > ‘thy likeness’. Хотя он приводит параллель в виде dāse ‘такой’ < *ita-sā / ai̯ta-si̯a (шугн. dis), в контексте чрезвычайно похожих западноиндоарийских форм такая интерпретация несколько отдаёт «народной этимологией», особенно при том, что ваз. tus он всё-таки признаёт заимствованием из индоарийских.

В ормури māx ~ tos (tyos), где 2 pl признаются учёным заимствованием из пашто, но почему тогда не *tās?

Особую проблему составляют ваханские, ни на кого не похожие формы sak ~ sayišt, а также их специфически распределённые косвенные формы:

1 pl2 pl
Прямой падежsaksayišt
Косвенный падежsaksav
Родительный падежsposav

О них поговорим позже.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
24-01-2018, 23:46    
Сообщение: #2
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Единственный старый иранский язык, который демонстрирует ту же схему развития местоимения 2-го лица (tu + 'мы') – это бактрийский, где мы имеем αμαχο / μαχο ~ τωμαχο / τομαχο / ταμαχο, который, однако, подтверждает и ареальный характер этого явления, и его относительную древность в иранских языках.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
25-01-2018, 11:57    
Сообщение: #3
smith371

Member
Сообщений: 196
Зарегистрирован: 28.12.12

RE: Личные местоимения в индоиранских языках
(24-01-2018 22:36)Bahman писал(а):  ‘вы’ <= tu-/ta- ‘ты’ + остаток от бывшего ‘вы’ (= ‘мы’)

в осетинском то же самое произошло - "мах" / "сымах"?
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
25-01-2018, 12:58    
Сообщение: #4
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

RE: Личные местоимения в индоиранских языках
А где в осетинском t-?

(24-01-2018 22:36)Bahman писал(а):  Не говоря уже о том, что в других языках кластер *-šm- оказался устойчивым: согд. m’γw ~ ’šm’γw [māxu] ~ [əšmāxu], ягн. mōx ~ šumōx, осет. мах ~ сымах, ср. сред.перс. amā ~ šmā.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
25-01-2018, 21:19    
Сообщение: #5
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Таким образом, вырисовывается ареал от Бактрии до Бенгалии (и вообще до самых до окраин) с типологическим единым новообразованием в местоимении 2 pl. Однако в этом ареале имеется большой зазор, целый «остров» без t-форм в 2 pl. В этот ареал входят все нуристанские, так называемые «центрально»-дардские (невосточнодардские), а также иранские языки: с одной стороны мунджанский-йидга (с северо-запада), с другой – парачи (с юго-запада).

нуристанские
кати yimó ~ šo,
ашкун íma ~ wī, Obl. ya͂,
вайгали amī, Obl. amē ~ wī, Obl. wā͂,
прасун ase͂ ~ miu

центральнодардские
пашаи hamā ~ myā, mōmā, imā,
глангали abə, Gen. abəm, ām ~ mi, Gen. mem,
калаша abi, Obl. homa, homo ~ abi, Obl. mimi, mime,
дамели ai, Obl. amå ~ bi, Obl. myā
гавар amō ~ mē

иранские
мунджанский/йидга mōx ~ mōf,
парачи må ~ wå

Чёткого единообразия в образовании форм личных местоимений во множественном числе в этом ареале не наблюдается, однако есть две тенденции, которые сильно переплетаются (вследствие лабильности количества падежей для этих местоимений): 1) сохранение (иногда и экспансия) рефлексов форм прямого (именительного) падежа и 2) вторичное расщепление рефлексов основы косвенных падежей. Яркий пример – язык калаша, который не стесняется смешивать номинативы двух личных местоимений (abi < vayám, yuyám с влиянием косвенного a- в 1 pl): поскольку калаша – язык с последовательным использованием спрягаемой связки и проблем в понимании такое смешение местоимений не создаёт. В косвенных падежах в калаша мы наблюдаем общецентральнодардскую тенденцию обобщать для 1 pl *-hm- < -sm-, а для 2 pl – удвоенные и/или суффигированные рефлексы (практически можно говорить, что центральнодардский способ разграничения двух лиц зеркален тому, что в хорезмийском, см. выше).

Несколько похожий тип развития демонстрирует мунджанский, где для 1 pl взят обычный для языков региона (в т.ч. иранских) бывший «генитив»: mōx < *ahmāxam, а для 2 pl – бывший инструменталис: mōf < *ahmāβiš, форма которого (-f) совпала к тому же с финитным окончанием 2 pl -f ( < *-δu̯am).

В нуристанских не обнаруживается единства в образовании личных местоимений. В 1 pl имеется как развитие -sm- > sV͂ (восточнодардско-пенджабский тип) в прасуне, так и -sm- > -m- во всех остальных (центральнодардский тип). В 2 pl прасун очень похож на центральнодардские. Ашкун и вайгали выработали номинативную форму wī, которая может быть связана с влиянием экнлитического 2 pl *u̯as. Однако учитывая калашскую омонимию в номинативе abi ~ abi, возможно, ашкун-вайгали тоже проходил через неё, и в 1 pl в итоге закрепилась исключительно косвенная форма, а в номинативе 2 pl осталась форма, когнатная калаш. abi, а также шина bĕ, майян bē. В  косвенной форме в ашкун-вайгали можно видеть основу *i̯usmá-, отличающуюся от 1 pl (видимо, с переносом ударения на *i̯úsma-). Кати в косвенной форме, вероятно, сохраняет «усечённый» вариант *šmabi̯a, похожий на иранский (нуристанские не знают RUKI после *u, но, видимо, это связано с позднейшим *uš > us – уже после отпадения первого слога в 2 pl).

В парачи местоимения må ~ wå  напоминают ашкуно-вайгальские. Форму wå Моргенстьерне объяснял то как продолжение энклитического *u̯ah (авест. vå), то как продолжение некоего *uša. Однако, вероятно, и здесь под влиянием языкового союза произошло калашско-южнонуристанское развитие.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
25-01-2018, 23:03    
Сообщение: #6
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Совершенным особняком стоят личные местоимения в дардском языке кхо (читрали), который после Моргенстьерне стал считаться близкородственным соседнему языку калаша.

ispa ~ pisa, bisa
(несклоняемые)

1 pl ispa может продолжать *asmā-, наилучшим образом из всех языков региона сохраняя кластер *-sm-.

Моргенстьерне считал форму 2 pl происходящей из *vsā (опять под влиянием энклитики 2 pl *u̯as), однако больше всего bisa напоминает контаминацию/соединение вместе Nom. *bi (ср. выше формы в калаша, дамели, шина, майян, а также ашкун и вайгали) + Obl. типа *sā- в майяне (< *t-sā-?).

Остаются ещё более удивительные ваханские местоимения (не грех их повторить, простите меня за слабость к этому языку)

1 pl2 pl
Прямой падежsaksayišt
Косвенный падежsaksav
Родительный падежsposav

Бросается в глаза сходство ваханской притяжательной формы 1 pl spo c кховарским 1 pl  ispa, что вряд ли может быть, конечно, случайностью: наверняка ваханский заимствовал её их кховара. Остальные формы личных местоимений во множественном числе также напоминают «индоарийские» - точнее, скорее всё же, дардские. 1 pl Nom.-Obl. sak напоминает *asmākam – однако с «сокращением» гласного (не *sok), с пенджабско-восточнодардским развитием. Больше всего это напоминает формы типа кохистанского габаро asã̄ или шина āso, однако подозрительно сохранение (или «восстановление»?) в ваханском -k против данных всех зафиксированных дардских форм, что, однако, выглядит нормальным для архаичного ваханского.

2 pl представляет собой оформление ваханским показателем мн.ч. -išt основы sa-, которая выступает и в Obl.-Gen. sav с окончанием -(ə)v. Эта основа напоминает майянские и западношинские генитивы типа sã̄, tsã̄, tusã̄, однако если придерживаться предположения о составном характере кхо bisa, то можно говорить и о заимствовании из (пра)кховара.

Тем не менее, Эдельман для этих форм (включая даже spo) предлагает собственно ваханское развитие, отличное от общеиранского – по «индоарийскому» типу (точнее пенджабо-восточнодардскому) *-sm- > -s-. Как отмечает Стеблин-Каменский, другими примерами рефлексов индоиран. *-sm- ваханский не распологает, однако в нём имеются примеры необычного для иранских развития *sn > st. Однако, в заимствовании местоимений в языках региона нет ничего удивительного (ср. выше ормури и пашто, возможно, и местоимения в некоторых дардских языках оформлены под влиянием соседей). И форма spo слишком похожа на кховарскую – а народ кхо имеет давние связи с ваханцами; и хотя кховар всегда оставался не очень престижным, само демографическое давление значительно более заселённой долины Читрала не могло не сказываться на ваханцах. Возможно, ваханские местоимения отражают древнее состояние языка кхо, который и сам по себе весьма архаичен на фоне остальных дардских.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
26-01-2018, 12:12    
Сообщение: #7
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Не очень понятно, относится ли ваханский к языкам с t-формами 2 pl или к языкам без них. Согласно Пахалиной, вах. основа sa- < *təsa  < *tusą / *tasą < индоар. *tusma < *tuṣma-. С другой стороны, на синхронном уровне омонимия с 1 pl снимается вовсе не гипотетически существовавшим когда-то *tə-, а скорее наличием в 2pl обычных именных падежных окончаний при отсутствии их в 1 pl. В то время как языки с t-формами склонны сохранять/развивать склонение в 1 pl (как формы исконной) при «застывании» инновационной формы 2 pl, ср. шина, а также ишкашимский (где именное склонение утрачено):

1 pl2 pl
Прямой падеж mьx tьmьx
Косвенный падеж mьčьv tьmьx, tьmьxьv
Родительный падеж mьš tьmьx
Pos. 1 pl mьš  (санглич. mič) образован от *ahma-či̯a, на его базе уже построен Obl. 1 pl mьčьv. Факультативная форма Obl. 2 pl tьmьxьv образована механически по аналогии в заведомо более позднюю эпоху.

Наоборот, в ареале без t-форм, в языке ашкун мы видим аналогичное ваханскому наличие склонения во 2 pl и отсутствие его в 1pl. Если эта черта достаточно древняя, то можно ваханский (вместе с кхо) относить к ареалу без t-форм.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
26-01-2018, 13:52    
Сообщение: #8
smith371

Member
Сообщений: 196
Зарегистрирован: 28.12.12

RE: Личные местоимения в индоиранских языках
(25-01-2018 12:58)Bahman писал(а):  А где в осетинском t-?

(24-01-2018 22:36)Bahman писал(а):  Не говоря уже о том, что в других языках кластер *-šm- оказался устойчивым: согд. m’γw ~ ’šm’γw [māxu] ~ [əšmāxu], ягн. mōx ~ šumōx, осет. мах ~ сымах, ср. сред.перс. amā ~ šmā.

ну мало ли, вдруг там прошло д > c, как в пашто, где дъ ма > зма, дъ таси > стаси.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
26-01-2018, 14:31    
Сообщение: #9
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
В пашто zmā, ʒmā 'мой', stā 'твой' образованы с помощью предлога *haca 'от' > ʒ- (ср. перс. az man 'мой', обычно абсолютив) и к də не имеют отношения.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
26-01-2018, 17:06    
Сообщение: #10
Bahman

Professional Member
Сообщений: 880
Зарегистрирован: 07.10.12

 
Часто можно прочесть, что t-формы 2pl имеют субстратное происхождение, нередко при этом упоминается знаменитый язык бурушаски. Например, Юсуфбеков и Додыхудоева:

Цитата:Это образование, свойственное большинству языков Индостана и ряду иранских, имеет прототипом субстратную модель 2 л. мн.ч., которая была производной от 2 л. ед.ч. (ср. такую модель в раннем бурушаски, в гималайских, дравидских и др. языках ареала) [Эдельман Д.И. Язгулямский язык – М. 1987, стр. 388]
(Сангличский язык, ОИЯ. М. 2008, стр. 189)

Цитата:The innovation of the second person pronoun can be explained either as an areal feature (even caused by a Burūshaskī-like substrate language?)
( Ľubomír Novák. Problem of Archaism and Innovation in the Eastern Iranian Languages, 2013, стр. 142).

Не могу сейчас сказать, что там в гималайских и дравидских языках, но в современном бурушаски мы имеем такие личные местоимения:

1 sg2 sg 1 pl2 pl
Прямой падеж jeūn, ūŋ, ūm mi ma
Косвенный падеж jaūŋe, ūŋ- mi, mim- ma, mam-
Посессивная форма a-gu- mi-, me- ma-

Не знаю, что там в «старом бурушаски» (книгу Эдельман не так просто достать), но в современном бурушаски форма 2pl ma/mam- вроде бы никак не соотносится с формой 2sg ūŋ. В синхронном виде бурушаски скорее напоминает рассмотренную памиро-гиндукушскую группу языков без t-форм.

dvā suparṇā sayujā sakhāyā samānaṃ vṛkṣaṃ pari ṣasvajāte |
tayoranyaḥ pippalaṃ svādvattyanaśnannanyo abhi cākaśīti ||
Две птицы, два связанных друг с другом товарища, обхватили одно и то же дерево.
Один из них ест сладкую винную ягоду, другой наблюдает, не вкушая.
Найти все сообщения
Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)